БИО-АЛЬТЕРНАТИВА

Главная » Экософия » С. А. Нефедов “Концепция демографических циклов” » Основы концепции демографических циклов

Основы концепции демографических циклов

КЛАССИЧЕСКАЯ НЕОМАЛЬТУЗИАНСКАЯ ТЕОРИЯ

Влияние демографического фактора на течение исторического процесса отмечалось многими философами, начиная с античных времен. В трудах Платона, Аристотеля, Хань Фэй-цзы рост численности населения связывался с опасностью перенаселения, которое приводило к нехватке пахотных земель, к недостатку продовольствия, бедности, голоду и восстаниям бедняков[i].

«Прежде всего, сохраняйте установленную численность населения[1], — обращается Платон к гражданам идеального государства, — затем сохраняйте размеры и величину имущественного надела»[ii].

«Устанавливая норму собственности, — поясняет Аристотель, — нужно также определить норму для числа детей; ведь если число детей будет превосходить размеры собственности, то закон о равенстве наделов неминуемо утратит свою силу… Если же оставить этот вопрос без внимания, что и бывает в большей части государств, то это неизбежно приведет к обеднению граждан, а бедность — источник гражданской войны»[iii].

«В древности … усилий не прилагали, а для жизни хватало, —  писал в III веке до н. э. великий китайский философ Хань Фэй-цзы, — народ был малочисленным, а запасов было в избытке … Ныне же иметь пять детей не считается слишком много, поэтому-то народ такой многочисленный и испытывает недостаток в припасах, трудится изо всех сил, а пропитания на всех не хватает. Поэтому в народе идет борьба…»[iv]

«Нынешние ученые мужи, — добавляет он в другом месте, — говорят об управлении чаще всего так: дайте бедным и неимущим землю, чтобы обеспечить тех, у кого ничего нет»[v].

Исторический опыт привел китайских ученых-«шеньши» к ясному пониманию опасности перенаселения: они постоянно наблюдали его последствия и делали соответствующие выводы. В 1793 году сановник Хун Лянцзи представил императорскому двору трактат с предупреждением о грядущих бедствиях. «Количество земли и жилья может увеличиться в 2 раза, в крайнем случае, в 3-5 раз, в то время как население возрастет в 10 или в 20 раз… — писал Хун Лянцзи. — Знает ли природа средства от перенаселения? Наводнения и засухи, болезни и эпидемии – вот что предлагает нам природа в качестве лекарства…»[vi] Китайский сановник говорил о грядущем наступлении голода и предупреждал, что многие не согласятся тихо умирать на дорогах, что, в конце концов, начнутся восстания[vii].

Начало исследования проблемы перенаселения в новое время связано с именем основателя демографической науки Томаса Роберта Мальтуса. Главный постулат Мальтуса заключался в том, что «количество населения неизбежно ограничено средствами существования (means of subsistence)»[viii]. Однако великий закон природы состоит «в проявляющемся во всех живых существах стремлении размножаться быстрее, чем это допускается находящимся в их распоряжении количеством пищи». Это приводит к нехватке продуктов питания, что отражается в развитых обществах в росте цен и ренты, падении реальной заработной платы и уменьшении потребления низших классов. Уменьшение потребления, в свою очередь, влечет приостановку роста населения или его сокращение до уровня, определяемого средствами существования (или ниже его). Пищи теперь становится достаточно, заработная плата возрастает, потребление увеличивается — но затем процесс повторяется: «возобновляются прежние колебания, то в сторону возрастания, то в сторону уменьшения населения»[ix].

DemoCycles

Рис. 1. Демографические циклы по теории Мальтуса — Рикардо: рост населения вызывает рост цен и рент и падение заработной платы и потребления. Когда потребление становится ниже прожиточного минимума, начинается кризис и численность населения снижается, цены падают, потребление возрастает. Затем цикл повторятся.

Идеи Мальтуса были восприняты крупнейшими экономистами «классической школы» (А. Смит, Ж. Б. Сэй, Дж. Милль и др.). Давид Рикардо включил эти положения в разработанную им теорию заработной платы, вследствие чего вся теория получила название мальтузианско-рикардианской[x]. Важно, что и Мальтус, и Рикардо изначально говорили о повторяющихся колебаниях численности населения, то есть о демографических циклах. При этом колебания численности населения должны были сопровождаться колебаниями цен, земельной ренты, прибыли и реальной заработной платы, что приводило к представлениям о колебательном характере экономического процесса в целом (рис. 1).

Первая мировая война, голод и революции 1917-1922 годов дали идеям Мальтуса новую жизнь. Выдающийся экономист Джон Мэйнард Кейнс, проанализировав данные статистики, показал, что накануне войны в Европе наблюдались признаки перенаселения, что именно перенаселение в конечном счете вызвало Первую мировую войну и революцию в России.

«Население европейской России увеличилось еще в большей степени, чем население Германии, — писал Кейнс. — В 1890 году оно было меньше 100 млн., а накануне войны оно дошло почти до 150 млн.; в годы, непосредственно предшествующие 1914 году, ежегодный прирост достигал чудовищной цифры в 2 миллиона… Великие исторические события часто бывают следствием вековых перемен в численности населения, а также прочих фундаментальных экономических причин; благодаря своему постепенному характеру эти причины ускользают от внимания современных наблюдателей… Таким образом, необычайные происшествия последних двух лет в России, колоссальное потрясение общества, которое опрокинуло все, что казалось наиболее прочным… являются, быть может, гораздо более следствием роста населения, нежели деятельности Ленина или заблуждений Николая… Голод, который приводит одних к летаргии и безнадежному унынию, вызывает в людях иного темперамента расстройство нервов и истерию, доходящие до безумного отчаяния. Доведенные до крайности, они могут уничтожить последние остатки организации и саму цивилизацию…»[xi]

Кейнс призывал США ради спасения Европы от голода и революций оказать европейским государствам неотложную помощь — эта идея  была реализована в так называемом «Плане Дауэса».

Сходных идей о причине Первой мировой войны придерживался известный социолог Питирим Сорокин. «Не требует доказательства тот факт, что Европа, взятая в целом, не была самодостаточна в продовольственном отношении: она  не производила и не производит нужного ей количества ни хлебных продуктов, ни мяса. Недостаток покрывался ввозом из других частей света: Америки, Азии и т.д. Отсюда вполне понятным становится, какое значение для ряда государств имеют заморские колонии, служащие для них не только рынком, но, прежде всего житницей, без которой они существовать не могут. Этим и объясняется, почему такие государства, как Великобритания и Германия, заинтересованы в колониях, и почему борьба за них была одной из основных причин последней войны». Привлекая статистические данные, П. Сорокин показал, что  душевое производство зерновых по всему миру перед войной не превосходило 18 пудов, а производство картофеля – 6 пудов, то есть потребление находилось на уровне голодного минимума. Если же учесть неравенство в потреблении, то это означало, что многие миллионы людей жили в условиях постоянного недоедания. «Помочь могло только уменьшение населения. И оно должно было произойти – в результате вымирания от голода и эпидемий, кровопролитных войн или, наконец, в результате всего этого вместе… Невидимый дирижер “господин Голод” сделал свое дело и еще продолжает его делать. Война же вызвана, если и не исключительно им, то все равно позволяет старику Мальтусу торжествовать: его теория, если и не в деталях, то, по крайней мере, в основных ее тезисах подтверждается»[xii].

Послевоенные годы ознаменовались попытками найти теоретическое подтверждение мальтузианской концепции. Мальтус полагал, что падение темпов роста населения с уменьшением потребления является законом природы, и в 1920-х годах эта связь была подтверждена биологическими экспериментами. Американский биолог и демограф Раймонд Пирл показал, что изменение численности популяций некоторых видов животных описывается так называемым логистическим уравнением (подробнее см. ниже, п. 2.1). Решением этого дифференциального уравнения является логистическая кривая (рис. 2.).

DemoCycles-2

Рис. 2. Логистическая кривая и кривая душевого потребления.

Поведение логистической кривой показывает, что поначалу, в условиях высокого потребления, численность популяции быстро возрастает. При избытке ресурсов рост популяции может какое-то время не сопровождаться падением потребления, но затем появляется нехватка пищи и потребление начинает падать. Падение потребления приводит замедлению роста населения, и, в конечном счете, численность населения стабилизируется вблизи асимптоты, соответствующей максимально возможной численности при минимальном потреблении – так называемой емкости экологической ниши. Это состояние «голодного гомеостазиса» в действительности оказывается неустойчивым, колебания природных факторов могут привести к резкому уменьшению численности популяции, после чего начинается период восстановления в новом цикле[xiii]. Таким образом, «логистические циклы» в популяциях животных имели, в принципе, ту же природу, что и мальтузианские демографические циклы. Впоследствии теория популяционных циклов стала одним из важных разделов новой науки, экологии[xiv]; она привлекалась последователями Мальтуса как один из аргументов, подтверждающих его теорию[xv].


[1] Здесь и далее, если это особо не оговаривается, выделение курсивом принадлежит автору


[i] Платон. Законы, V, 741; Аристотель. Политика. 2.IV.8; 2.III.7; «Хань Фэй-цзы» // Древнекитайская философия. Т. 2. М., 1973. С. 261.
[ii]  Платон. Законы, V, 741.
[iii]  Polit.  2.IV.8; 2.III.7.
[iv] «Хань Фэй-цзы»… С. 261.
[v] Там же, с. 277.
[vi] Цит. по Дикарев А. Д. Хун Лянцзи – китайский Мальтус?// Четырнадцатая научная конференция «Общество и государство в Китае». Тезисы и доклады. Ч. 2. М., 1983. С. 118, 121.
[vii] Там же.
[viii] Мальтус Т. Р. Опыт о законе народонаселения//Антология экономической классики. Т. 2. М., 1993. С. 22. Выделено Мальтусом.
[ix] Там же. С. 9, 18-22.
[x] Рикардо Д. Начала политической экономии и налогового обложения //Рикардо Д. Сочинения. Т. I. М., 1955.
[xi] Кейнс Дж. Экономические последствия Версальского договора. М.-Л., 1924. С. 6, 104.
[xii] Сорокин П. А. Голод как фактор. М., 2003. С. 305-307.
[xiii] См. Pearl R. The biology of population growth. N. Y. 1925.
[xiv] См. например: Бигон М., Харпер Дж., Таусенд К. Экология. Особи, популяции и сообщества. Т.1-2. М., 1989.
[xv] Losch A. Population Cycles as a Cause of Business Cycles//Quarterly Journal of Eсonomics. 1937. Vol. LI. P. 649-662; Cameron R. A concise economic history. From Paleolithic times to the present. N. Y., Oxford, 1989.
Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: